Дело об убийстве Немцова. Фото: Андрей Никеричев / Агенство городских новостей Москва
  • 16-11-2016 (17:05)

"СОБР забрал бородатого чеченца, остальные пропали неделю назад"

В суде по делу об убийстве Немцова свидетели заговорили о Геремееве и Мухудинове

update: 16-11-2016 (17:22)

На процессе по делу об убийстве политика Бориса Немцова в Московском окружном военном суде свидетели рассказали о квартире, в которой обвиняемые готовились к преступлению. Оказалось, что квартира была куплена Русланом Мухудиновым и оформлена на имя Артура Геремеева. По версии следствия, Мухудинов является заказчиком и организатором убийства Немцова. В настоящее время он объявлен в розыск. Руслан Геремеев (дядя Артура) первоначально в деле проходил в статусе подозреваемого, потом стал свидетелем. Следствие так и не смогло их допросить.

Политика Бориса Немцова убили в ночь на 28 февраля 2015 года. По уголовному делу об убийстве проходят пятеро — Заур Дадаев, братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. Еще один обвиняемый Беслан Шаванов погиб при задержании в Чечне.

На прошлой неделе в суде допросили Ларису Амальчеву, гендиректора компании "Гарант-Риэлти". Именно эта компания проводила сопровождение сделки на покупку квартиры по адресу улица Веерная, д. 46 и оформила договор аренды второй квартиры на Веерной, д. 3. Сотрудница "Гарант-Риэлти" Фатимат Шихаутдинова занималась оформлением аренды квартиры, а потом попросила Амальчеву помочь составить договор купли еще одного жилья, рассказала свидетельница. В сентябре 2014 года была сдана 3-х комнатная квартира на Веерной, 3, а сделка о покупке 2-х комнатной квартиры на Веерной, 46 состоялась 22 декабря.

"При подписании сделки на покупку квартиры была хозяйка квартиры, ее риелтор и парень лет тридцати, я его первый раз видела, он представился как Руслан Мухудинов. Но квартиру оформляли не на него, а на другого парня. Руслан сказал, что квартира будет оформлена на племянника шефа. А кто шеф — мы и не спрашивали", — сказала Амальчева.

По теме
Реклама
Ранее
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Стороны договорились о задатке в 100 тысяч рублей, которые Мухудинов передал хозяйке под расписку. Всего по договору двухкомнатная квартира стоила 19 млн рублей. Для какой цели покупалась квартира, свидетельница не спрашивала у Руслана, но "вроде бы говорили, что она для инвестиций". После сделки она видела Мухудинова один раз за несколько дней до Нового года, он приезжал забирать документы. Артура Геремеева она больше не видела.

Прокурор показал присяжным соглашение о задатке, договор купли-продажи квартиры и свидетельство о регистрации недвижимости. Также свидетельнице продемонстрировали ксерокопию паспорта, она сказала, что на фото Геремеев.

Защита интересовалась, что Амальчевой известно об убийстве Немцова и причастность к этому делу Геремеева и Мухудинова. Свидетельница сказала, что ее вызывали на допрос и на следствии говорили, что "они могут быть причастны к преступлению".

Адвокат Бахаева Заурбек Садаханов спросил:

— Кто из следственных органов вам рассказал версию о причастности к преступлению Гереемева? Кто вам назвал его фамилию?

— Вы можете не отвечать на этот вопрос, — прервал судья Юрий Житников.

— Хочу возразить!

— Ваш вопрос не относится к делу. Снимаю вопрос!

— Я имею право заявить возражение на действия председательствующего! Мне помешали выяснить, кто владеет информацией о состоявшемся преступлении из правоохранительных органов.

Судья делает замечание адвокату и просит присяжных не обращать внимание на слова свидетельницы, касающихся версий, которые ей говорили следственные органы.

Аналогичные показания в суде дала и Шихаутдинова. В сентябре 2014 года она работала в "Гарант-Риэлти" риелтором. Ей на телефон позвонил некий Асламбек и попросил найти для своего знакомого трехкомнатную квартиру в районе метро "Славянский бульвар". "Он сказал, что будет там проживать Руслан. Они оставили задаток и подписали документы для аренды квартиры на Веерной, д. 3", — отметила Шихаутдинова. Она помогла оформить все необходимые документы, договор аренды оформлялся на 11 месяцев, за квартиру они должны были платить ежемесячно 63 тысячи рублей.

Перед Новым годом ей позвонил Руслан и спросил, занимается ли компания сопровождением сделки для покупки квартир. "Я сказала ему, что мы занимаемся сопровождением, но я тогда не оформляла такие сделками. Квартиру Руслан сам нашел на Веерной, 46", — добавила свидетельница. Оформлением сделки занималась ее начальник Амальчева, а Шихаутдинова только присутствовала при подписании бумаг.

В ходе допроса в суде свидетелю показали фотографию, на которой она смогла опознать Руслана Мухудинова. Однако никого из подсудимых Амальчева и Шихаутдинова не узнали.

*  *  *

На этой неделе в суде еще была допрошена консьерж дома на Веерной, д. 46 Галина Гарафонова. Она опознала двух обвиняемых:

— Кого из подсудимых знаете? — задала первый вопрос прокурор Мария Семененко.

— Вот он всегда приходил, у него была длинная борода, — свидетель указала на Эскерханова, потом показала на Дадаева. — Он тоже приходил к нам в дом.

По словам Гарафоновой, подсудимые приходили на Веерную в феврале 2015 года. Кроме них она еще видела Руслана Геремеева, он ей представился как хозяин квартиры. Время от времени к ним приходила Зарина, помощница по хозяйству, приносила им продукты, убирала квартиру.

— Она ежедневно приходила, говорила, куда шла, я всех записывала в журнал, просто так не пропустила бы. Всех знакомых и родственников жильцов знаю, — сказала Гарафонова. — Темирлан часто заходил, а Заур нечасто — 1-2 раза в месяц. Они очень вежливые и культурные были.

— Сейчас мы продемонстрируем запись с улицы Веерной за 26, 27 и 28 февраля, — Семенеко обратилась к присяжным.

Камера прикреплена к козырьку у входной двери в подъезд.

26 февраля 2015 года, 13:44. Ко входу подходит мужчина с бородой, заходит в подъезд. Свидетельница опознала Эскерханова.

— Темирлан, кто изображен на записи? — попыталась задать вопрос Семененко.

— Вам же ответили, — пробурчал подсудимый и обратился к судье. — Вы попросите прокуроршу, чтобы она не задавала наводящие вопросы!

Следующий кадр 13:50. К дому подъехала черная машина, из которой вышли помощница Зарина и с ней неизвестный мужчина.

В тот же день в 14:54 у подъезда появились двое мужчин, свидетель сказала, что это Эскерханов и Геремеев. Подсудимые с интересом смотрели видео и что-то обсуждали на чеченском.

В 18:35 в дом заходят мужчины в черных куртках.

— Это хозяин квартиры Руслан и Темирлан, — пояснила Гарафонова.

Потом обвинение продемонстрировало видео за 27 февраля, 17:28.

— Мужчина справа и слева на кадре кто? — вопрос от гособвинения к свидетелю.

— Справа Темирлан, про второго ничего не могу сказать.

Следующие кадры — 28 февраля, 0:53, трое мужчин походят к подъезду.

— Это Заур, — сказала свидетель, двух других мужчина она не назвала.

— Обращаю внимание, Заур Дадаев заходит в подъезд. Напоминаю, убийство произошло 27 февраля в 23 часа 30 минут.

28 февраля, 2:02: из подъезда вышел мужчина в черной куртке с капюшоном.

— Кто этот человек? — прокурор спросила у Дадаева.

— Я не буду отвечать.

Другой кадр, 28 февраля 9:23. Мужчина в черной куртке с капюшоном заходит обратно в дом.

— Это Заур, — уверено сказала свидетель.

На этом закончили просмотр видео с камеры наблюдения. Потом Семененко зачитала протокол обыска на Веерной, 46, кв. 11. В квартире были обнаружены личные вещи подсудимых, ружье ИЖ, 21 патрон, травматический пистолет "Гроза", пенсионное удостоверение МВД Эскерханова, командировочный документ на имя Дадаева и Геремеева. Присяжным показали все изъятые вещи в квартире. Также в суде представили договор покупки Мухутдиновым автомобиля Mercedes за 2 млн 700 тысяч рублей.

— Каким образом в квартире осталось командировочное и как сдавали свое оружие? Нет отметки, что вы закрыли командировочное, — поинтересовалась Семененко у Дадаева.

— Это моя халатность, когда уезжал с Москвы, я забыл удостоверение в квартире на Веерной. А оружие я сдавал уже по увольнению.

Затем прокурор представила присяжным упаковку от мобильного телефона, который якобы использовали подсудимые для слежки за Немцовым. Семенеко вскрыла упаковку от мобильного телефона "Билайн" А-106, на ней указан IMEI. Присяжным демонстрируют коробку от телефона, внутри зарядное устройство. Семененко на примере одного из телефонов, изъятых в квартире и не имеющего прямого отношения к делу, показывает, где указывается номер IMEI.

"Видите, сим-карта, она меняется. А код IMEI у телефона остается всегда. Он индивидуальный", — показала прокурор.

Далее обвинение огласила данные детализации телефонного номера. Согласно обвинительному заключению, установлено, что телефонный аппарат IMEI 355730053610906 использовался с абонентским номером +7 (968) 969-47-87. С 3 по 14 февраля 2015 года абонентским номером +7 (968) 969-47-87 осуществлены неоднократные соединения с абонентским номером +7 (968) 398-75-25, который использовался с телефонным аппаратом IMEI 863917026967300, говорится в обвинительном заключении. По данным детализации, звонки в основном проводились в районе улиц на Пятницкой, д. 25, Татарской, с 14 февраля звонки начались в районе Большой Якиманки.

— Темирлан, вы присутствовали в ходе обыска. Известно ли вам, кто пользовался этим телефоном рядом с домом Немцова? — вопрос от гособвинения.

— Покажите протокол выемки, а потом задавайте вопрос.

Тогда Семененко сначала показала присяжным протокол обыска, а потом документ передали подсудимому.

— Если мои слова подвергаются сомнению, посмотрите, пожалуйста, вот этот номер и вот коробка от телефона. IMEI совпадает.

Эскерханов посмотрел документы:

— Кто же все-таки пользовался этим номером? — настаивала на ответе Семененко.

— Я ничего не видел, что происходило в этой квартире во время задержания, на меня надели наручники и повалили на пол. Не видел эту коробку, на бумагах не мои подписи!

— Слова подсудимого касаемо подписи и задержания прошу не принимать во внимание при вынесении вердикта. Вам предъявляются доказательства, которые допустимы и разрешены, — сказал судья присяжным.

Прокурор осталась недовольна ответом Эскерханова. Она зачитала результаты генетической экспертизы с предметов, изъятых на Веерной, д. 46. Согласно исследованию, на синем пуловере, джемпере, джинсах и других вещах обнаружены биологические следы Дадаева; следы Анзора Губашева эксперты обнаружили на манжетах рукавов, куртке и махровом полотенце; на сине-белой зубной щетке следы Шадида Губашева.

— Помните эту щетку? — обратилась Семененко к подсудимому.

— Как эта зубная щетка там оказалась? — недоумевал Шадид.

— Спасибо вам за ответ, — продолжала ерничать прокурор.

— Мне интересно, как в той квартире оказалась щетка!

— Вы хотя бы свою одежду узнаете? — спросили у Дадаева?

— Узнаю, — кивнул обвиняемый.

— Вот бритвенный станок, следы на нем происходят от Эскерханова Темирлана, — зачитала генетическую экспертизу прокурор. — Узнаете?

— Возможно, я позже объясню, — ответил обвиняемый.

На другой съемной квартире, на Веерной, д. 3 эксперты обнаружили на зубочистке биологические следы Дадаева, на дверной ручке — Анзора Губашева, на выключателях обнаружены следы Шадида и два следа оставлены неизвестным человеком. Между тем эксперты не обнаружили наличие следов Бахаева и Шаванова ни в одной из квартир.

Следующее вещественное доказательство, которое показали присяжным, — телефон Эскерханова. По данным эксперта, при включении телефона в браузере были загружены 49 страниц, в частности сайт "Эха Москвы", адрес редакции и голосование "Следует ли изданиям печатать карикатуры на пророка Мухаммеда в ответ на расстрел редакции Charlie Hebdo?".

— Это ваш телефон? — прокурор обратилась к Эскерханову.

— Похож, но я не уверен, что он мой.

— Вас интересовала тематика публикаций расстреле редакции Charlie Hebdo?

— Я попозже объясню, не понимаю.

Кто-то из присяжных недовольно цыкнул на ответ подсудимого.

Затем коллегии наконец показали еще один вещдок — журнал учета жильцов, проживающих на Веерной, д. 46.

"В этой книге пишу, кто в какой квартире проживает, их данные, телефон, еще вношу данные, если меняются хозяева", — пояснила свидетельница Гарафонова. Запись, оставленная в этом журнале 7 марта 2015 года: "СОБР забрал бородатого чеченца, остальные пропали неделю назад". Присяжным показали книгу учета с 25 по 28 февраля.

Консьерж рассказала, что перед задержанием Эскерханова в квартире "еще неделю или две проживал один". Другие мужчины "уехали с чемоданами". Среди них был и Геремеев, остальных не помнит. Она видела задержание Эскерханова, как его выводили сотрудники правоохранительных органов.

— Мы с ним попрощались глазами, когда его уводили.

— Глазами? — не поняла ответ адвокат Эскерханова Анна Бирючиева.

— Он мне кивнул и пошел.

Очередное заседание состоится на следующей неделе, 22 ноября.

Андрей Карев

  • 19-02-2017 (13:39)

К организатору митинга памяти Немцова в Ставрополье пришли из ФСБ с угрозами

Реклама
orphus
Реклама
Колонка
Лед не тронулся, но уже трещит
Трамп и Путин. Фото: кадр из шоу Trump People's Court, youtu.be/dLYfwprjtog
Реклама
Реклама
Обзор
Работа была адская. В прямом смысле слова
Чуркин. Фото: gazeta.ua
Реклама