Если один путинский чиновник обвиняется в вымогательстве "смешной" в масштабах коррупции в России суммы в 2 млн долларов, то другой, придя ему на смену, решил ни много ни мало бороться с… бедностью. Воистину, трагедия превращается в фарс.

И этот фарс разыгрывает самый молодой министр российского правительства, не по годам научившийся "правильно" говорить. Да так, чтобы затушевать главную причину: кто довел страну до такого африканского уровня, когда казнокрадство и взятки соседствуют с 20 миллионами, живущими за чертой бедности? Это позор для богатой на ресурсы России и одновременно абсурд, когда эти бедные жители продолжают поддерживать Путина, купившись на великодержавные бредни и перевод стрелок на внешний "враждебный" мир".

Судите сами. Новоиспеченный министр экономического развития Максим Орешкин в интервью "Коммерсанту" заявил, что "бедность является серьезным ограничением. Это не только социальная проблема, но в том числе и серьезная угроза для экономического роста, учитывая, что значительная доля малообеспеченных сегодня у нас — это семьи с детьми".

Вовремя сказано, учитывая предстоящие "выборы" президента, неправда ли? Вот бальзам на душу сторонникам нацлидера. Мол, молодец Путин, наконец-то назначил нормального министра, который в отличие от предшественника не о своем кармане, о а малоимущих беспокоится. И причем комсомолец Максим увидел в этом тормоз для экономического развития. Интересно, а не объясняли ли уважаемые профессора выпускнику ВШЭ то, что сама бедность и является результатом отсутствия экономического роста и условий для занятости населения, прежде всего нормальной предпринимательской деятельности, которая во многом ограничивает возникновение бедности?

Но это еще не все. По мнению Орешкина, в настоящее время борьба с бедностью для российской экономики гораздо важнее решения проблемы неравенства, "которая довлеет над экономическим ростом развитых стран". Вот так думает молодой человек, для которого проблема неравенства вторична, когда в эпоху Путина 1% населения страны получили 90% ресурсов и в стране насчитывается 100 долларовых миллиардеров, несколько тысяч миллионеров. Все остальные, как выразился небезызвестный Полонский, лузеры и идут они в ж…

Правда, говоря о бедности, молодой министр, в отличие от Полонского, никого никуда не послал. Но и "Коммерсанту" ничего нового не открыл. Его длинное интервью фактически стало повторением всего того, о чем говорили и говорят разного рода функционеры, обслуживающие клептократический режим и кормящиеся с барского чекистского стола. То, что давно набило оскомину на зубах — необходимость структурных и институциональных реформ в экономике, которые должны дескать повысить темпы экономического роста, сокращение доли теневой экономики, снижение налогов для легального бизнеса и представление бизнесу и гражданам того, что, по мнению Орешкина, является, оказывается, главным препятствием для инвестиций, — определенность экономических перспектив.

За этими дежурными избитыми формулировками нет ничего, кроме демагогии. О какой определенности экономических перспектив говорит этот бывший замминистра финансов, который был непосредственном участником бюджетного дефицитного процесса и проедания резервного фонда при отсутствии выхода на внешние источники финансирования из-за санкций? Надо говорить не об экономических, а об определенности политических перспектив, которые из-за продолжающегося авантюристического курса Путина весьма туманны. Только смена обанкротившегося курса может прояснить политические и с ними экономические перспективы страны, нуждающейся в реальных, а не фейковых реформах, с тем чтобы увековечить путинское правление.

Можно сколько угодно твердить на разных уровнях о том, что российская экономика якобы приспособилась к внешним вызовам и демонстрирует признаки стабилизации, приводя, в частности, смехотворные доводы о том, что рубль, дескать, укрепился, не учитывая тот факт, что он в два раза обесценился, с 30 рублей до 60 рублей за доллар. О признаках "стабилизации" экономики свидетельствует тот факт, что, по данным ООН, Россия по итогам 2016 года вошла в число пяти самых слабых экономик мира с отрицательным ростом ВВП наряду с Венесуэлой, Бразилией, Грецией, Эквадором.

Но самое существенное состоит в том, что "внешние вызовы", о которых много говорила, кстати, Набиуллина в недавнем интервью телеканалу "Россия-24", навлек на страну именно Путин своими агрессивными действиями и вызывающим поведением на международной арене. При этом, как всегда, умолчав о том, что этих вызовов могло и не быть, если бы кремлевский чекист вместо бездумных и вредных великодержавных проектов занимался бы подлинным реформированием экономики в условиях наличия громадных средств.

Но время уже потеряно. И никакие популистские речи путинских ставленников о бедности, которая является, дескать, тормозом для экономического роста и, кроме того, оказывается, менее важна, чем неравенство, не смогут освежить "реформаторские" бредни, которыми кормят страну вот уже семнадцать лет. Прискорбно то, что этим занимается представитель молодого поколения, получивший образование в одном из ведущих экономических вузов страны. Можно себе представить, кого вообще готовят сейчас российские образовательные учреждения, в которых студентов, видимо, отучают от критического мышления и делают из них прежде всего "идеологически" подкованных специалистов.

Сегодняшние молодые да ранние, "идеологически" подкованные специалисты, как попугаи повторяющие измышления путинский пропаганды и умело ей подыгрывающие, наводят на пессимистические мысли о перспективах политической и экономической эволюции России, при которой бедность и неравенство вряд ли претерпят существенные изменения.

Кямран Агаев