Невозможно не откликнуться на статью И. Б. Чубайса "Пора вернуться на российский маршрут" от 09.01.17, ибо наконец вместо очередной "мерзости власти" автор предлагает обсудить вещи конкретные – куда идти, и что нужно делать, чтобы достигнуть желаемого. Вопросы эти за сто лет не потеряли своей свежести, ибо в нашей стране они вечны.

Совсем не хочется упрекать автора за излишнюю высокопарность стиля, ибо за каждым его словом чувствуется искренняя боль и забота о судьбе России. А так как судьба её и забота о ней дело действительно громадного масштаба, то и высокопарности порой избежать трудно. Однако, отдавая дань автору за искренность и темперамент, будем всё-таки разговаривать по существу им предложенного.

Уважаемый Игорь Борисович предлагает двинуться назад к истокам и, взяв их за исходную точку, вернуться на истинный "русский путь", с которого Россию сбил разгон Учредительного собрания в январе 1918-го года.

В качестве альтернативного варианта "реперной точки" предлагается и другая дата – октябрь 1917-го. Цитата: "…Захватив власть 25 октября 1917 года и разогнав 18 января 1918 года Учредительное собрание, большевики вытолкнули Россию на путь террора, насилия и цензуры. Поэтому выход из российского цивилизационного кризиса возможен только через полный отказ и осуждение советчины, через возвращение на Российский маршрут…"

Таким образом исходным пунктом нового "русского пути" обозначается 17.01. 1918, или на крайний случай 24.10.1917

Однако, откатившись на эти рубежи, автор необъяснимым образом оказывается сразу в эпохе самодержавия, проскочив весьма важный период российской истории с февраля по октябрь 1917-го года. Период победившей и свергнувшей монархию Февральской буржуазно-демократической революции, время свободы собраний, печати, политических партий и прочих вольностей.

Решительным движением смахнув всё это со стола, автор призывает нас, не оглядываясь на мелочи, вернуться сразу к самодержавию.

Статья И.Б. Чубайса начинается с цитаты С. Ольденбурга : "За весь Х1Х век в России по политическим мотивам был казнен 41 (видимо имеется в виду "всего") человек" – это должно, вероятно, доказывать праведность самодержавия. И заканчивается абсолютно недвусмысленным выводом: "На протяжении всей своей истории Россия, как и другие европейские государства, оставалась монархией. … Романовы, приняв страну в годы смуты, возродили государство и 300 лет вели его путем побед и достижений. Император был символом исторической непрерывности и единства России. Сможем восстановить и модернизировать монархию – англичанам и другим европейским народам это удалось – привив к ней парламентаризм, усиленный всенародно избираемым и сменяемым президентом … – сможем обрести живой символ Преемства с исторической Россией…"

Во как!!! Не только монарх, но и император, да ещё и "усиленный" президентом! И даже кандидаты есть под рукой – полон дом Романовых, готовых возродить государство. Хотя, полагаю, при таком возвращении к исходной точке им трона не дождаться. У нас своя парочка на "монарха усиленного президентом" есть, далеко ходить не надо.

Вполне возможно, что уважаемый Игорь Борисович все эти годы был тайным и пламенным монархистом, и вот наступил таки наконец момент об этом заявить открыто. Ибо страна действительно нуждается в переменах.

Но карты, всё таки, передёргивать не следует. Февральская революция была! И была она именно в той точке времени, куда предлагается вернуться. И Учредительное собрание, к повторному созыву которого неосторожно, но справедливо призывает автор, было результатом именно этой незамеченной Игорем Борисовичем революции, а не монаршей милости. Так что, если уж куда-то возвращаться в поисках пути, так давайте всё таки туда, где свободы, а не император с его так всем надоевшей империей.

Что касается приведённой автором цитаты С. Ольденбурга о 41-ой политической жертве Николая II, то подобная арифметика совсем не удивительна для двухтомного труда написанного по заказу Высшего монархического совета во Франции в 30-х годах прошлого века. Жертвами политических репрессий в нём по понятным причинам не были названы убитые на Дворцовой площади, не упомянут Ленский расстрел и погибшие во время первой русской революции, участники польского и других национально-освободительных восстаний по окраинам "великой империи" во главе с "великим" императором. К тому же труд тот назывался "Царствование Императора Николая II“, об остальных Романовых там ничего не сообщалось. Так что делать выводы о „благостности“ всей династии на основании этого опуса следует по крайней мере с оговорками.

Поэтому предложенному автором поиску исходной точки – да!, но находить её в конституции 1906-го года, как он настаивает, увольте.

В качестве ещё одного, кроме „гуманности“, аргумента к переходу непосредственно к монархии образца Николая II предлагается некое „обустройство“, характерное, якобы, именно для последнего представителя династии. Цитата: „С конца ХIХ века количественный рост закончился, Россия перешла к Философии обустройства, к росту качественному."

То есть до конца 19-го века империя расширялась, и это было в принципе хорошо, но потом стало ещё лучше – империя стала обустраиваться, думать о людях. "Давайте и мы, – как бы говорит автор, – закончим расширяться, вернёмся в уже созданную империю и станем в ней обустраиваться."

Обустраиваться это замечательно, невозможно иметь что-либо против этого благого призыва. Но давайте определим для начала чисто практический вопрос – где границы этой империи, в которую мы собираемся вернуться и в которых собираемся обустраиваться? К 1916-ому году, в который нас зовёт Игорь Борисович, империя проиграла Японскую войну и, чтобы забыть об этом, вела Первую Мировую, границы империи пролегали много западнее, севернее, южнее и немного восточнее настоящих, включая свободные на данный момент страны. Восстановим как было, или ограничимся тем что имеем? А если ограничимся, то что делать с уже запущенными процессами расширения в Грузии, Украине, Молдавии явно, а в некоторых других направлениях не совсем явно?

С Украиной что делать будем, Ваше Величество? На эти конкретные вопросы ответы придётся дать такие же конкретные. И лучше их дать до того, как садиться в машину времени. А то ведь у народа, доставленного в империю насильным образом по этому поводу имеются очень противоречивые представления.

К сожалению автор ответа на эти вопросы не даёт, предлагая обсудить подробности, когда дело дойдёт до конкретики. Хотя это и есть самая настоящая конкретика.

Так же автор избегает актуальных тем, предлагая в качестве необходимых мер по достижению поставленной цели "Нюрнбергский трибунал" над советским периодом истории.

Дело это несомненно нужное, давно назревшее и даже, я бы сказал, перезревшее. Ибо судить прошедшие эпохи надо, но, всё таки, лучше не отставать на шаг, а судить эпохи настоящие. Тем более, что неосужденная советская эпоха никуда не делась – вот она, перед глазами во всей красе сидит в Думе, торчит рожами из телевизора, шатается бомжами по деревенскому бездорожью и городскому асфальту. Не следует ли начать непосредственно с неё, с этой тоскливо тянущейся эпохи? А то Сталиных да Брежневых мы судить горазды, они ведь и слова не скажут. А вот этих, сегодняшних, сейчас?... Нет, не предлагает этого автор. Вероятно потому, что „этим“ как раз и отводится роль инженеров „машины времени“, везущей нас к истокам „русского пути“.

А с другой стороны других-то и нет. Кому может предложить автор роль „созывающего учредительное собрание“, внедряющего „децентрализацию управления“, которая, кстати, категорически противоречит желанному автором самодержавию, совершающего „опережающую российскую нравственно-интеллектуальную революцию", проводящего "люстрацию" и "реституцию"? Никого, как оглянешься, вокруг нет. Ни парламента, ни партий, ни общества, ни суда, ни прессы. Даже рабочих и интеллигенции, из которых при обоюдном желании лет за двадцать можно было бы какое-никакое общество соорудить – и тех нет. Один стерх на ветке, а под ним воронья стая подбирает, что упало. Давайте им поручим? А чего иначе делать-то, прикажете?

Но из этой матрицы есть у автора выход. Цитата: "В православной Империи высшей инстанцией был не царь, а Бог. Девизом страны был "С нами Бог!"... Сакральная процедура "Богопомазания и венчания на царство" – наделяла императора особой властью и ответственностью, превращая его в земного посланника Творца. Император обязан был поддерживать Библию и заповеди – не убий!, не укради!... Подобно отцу, он мог наказать, но, практически, не мог лишить жизни."

Ладно, пропустим это странное замечание о Боге с большой буквы, как о высшей административной инстанции империи – это, видимо, от избытка чувств автора, не иначе. Но вот про сакральную процедуру помазания хотелось бы по подробнее.

Получается, что не найдя никого вокруг, кто бы смог осуществить всё задуманное автором, должно кого-то и чем-то помазать, а уж он – руководствуясь заповедями, со всей властью и ответственностью – сакрально так всё разрулит.

Ох, Игорь Борисович! А кто "помазывать"-то будет? РПЦ с патриархом Гундяевым? Так и их нет – один звук, да запах. Протухло ихнее миро. Да и кого помазывать, позвольте спросить? Есть кандидаты на Ялтинские угодья, а готовых "разруливать" не наблюдается.

Подведём итоги. Среди мер по переустройству России, предложенных автором, есть много, да можно сказать, что и все, полезных. Но точка возврата, боюсь, прогоркла и совсем не отвечает ни современности, ни действительным нуждам России. Лучше бы попроще, да поближе к реальности 21-го века, лучше бы не назад, а вперёд к полётам в космос, интернету, демократии что ли в конце концов.

А если так уж хочется к чему-нибудь возвратиться, то давайте будем искать истоки в феврале 1918-го и, для начала, соберёмся с силами, да и разгоним "разогнавших учредительное собрание", их потомков и идеологических наследников.

А вот как, нужно думать. Варианты есть и без помазанников.

Фёдор Рябков